Реклама

Китайское и американское правительства близки к соглашению, которое позволит снять санкции с компании ZTE, сообщает сегодня, 22 мая, издание The Wall Street Journal.

Коротко – о предыстории вопроса. В начале мая сообщалось, что ZTE во второй раз обвинили в поставках техники в находящийся под санкциями Иран, в связи с чем власти США на семь лет запретили американским компаниями поставлять ZTE комплектующие и технологии. Это фактически остановило деятельность ZTE во всех областях, включая производство смартфонов и телекоммуникационного оборудования.

ZTE снова напрочили снятие санкций США и возвращение к производству смартфонов

Затем президент США Дональд Трамп пообещал урегулировать ситуацию, работая в кооперации с главой КНР Си Цзинпинем. Однако, как сообщалось в конце прошлой недели, успехов добиться не удалось: несмотря на обещания Трампа, комиссия по бюджетным ассигнованиям Палаты представителей США единогласно одобрила поправку к закону, которая утверждает санкции против ZTE.

И вот теперь The Wall Street Journal утверждает, что шансы у ZTE все же есть. Снятие семилетнего запрета на взаимодействие с американскими ИТ-компаниями, поставлявшими ZTE технологи и компоненты, станет одним из шагов на пути к прекращению торговой войны между США и КНР. Китайская сторона ответит на это отменой пошлин на ввоз американских сельскохозяйственных продуктов.

И все же ZTE пострадает – и пострадает серьезно. Компании придется заплатить гигантские штрафы, а также внести определенные изменения в структуру управления. (Читайте – наказать людей, которые в свое время принимали решения о поставках техники с американскими деталями в Иран.)

Однако шансы вернуться на рынок смартфонов и продолжить деятельность в других областях у ZTE, повторимся, есть. Правда, события последних недель, в течение которых компании постоянно прочат то смерть, то спасение, не позволяют с уверенностью сказать, станут ли вышеозначенные договоренности между Вашингтоном и Пекином последним актом в этой драме. Другими словами, на сегодняшний день ZTE скорее жива, чем мертва, а завтра все может оказаться наоборот.