Почти все CEO в мире учились в бизнес-школах. Понимание этого факта и выводов, которые из него можно сделать, лежат в основе маркетинговой стратегии новой мобильной операционной системы от Mozilla Foundation. История о том, как Microsoft использовала свое уникальное положение на рынке, чтобы перестроить под себя индустрию персональных компьютеров — классический кейс, мимо которого не пройдет ни один будущий MBA. Когда CEO Mozilla Гари Ковач получал свой диплом в 1999, он наверняка написал свои пару страниц на эту тему. Разум человека устроен так, что от самой сложной и поучительной метафоры в голове ученика остается в лучшем случае простой, лежащий на поверхности вывод: нехорошо, когда рынок операционных систем контролирует одна компания с сильным маркетинговым потенциалом. Если такое случится, производителям железа будет тяжело.

Год огненной лисы: Firefox OS и коллективное подсознательное

В своей программной речи на Конгрессе в Барселоне, интервью и официальных документах Ковач целится в эту старую болевую точку.

«Рынок поделен между несколькими проприетарными мобильными ОС», — говорит Ковач, без видимого усилия относя к этой категории и Android, что, мягко говоря, не совсем справедливо. «Производители железа, софта и операторы — заложники их решений и стратегий». Единственная альтернатива — Firefox OS: открытая операционная система, за которой не стоит сильная компания. Публичная демонстрация слабости Mozilla — самый сильный маркетинговый ход по продвижению новой операционной системы. Действительно, за ней никто не стоит, кроме тысяч веб-разработчиков, прозевавших момент перехода на мобильные операционные системы. Если дело пойдет, они смогут оставаясь в рамках инструментов web-разработки начать писать мобильные приложения. Скорее всего, они этой возможностью воспользуются. Вот вам и экосистема.

Метафора, предложенная Ковачем, не совсем справедлива. Рынок мобильных операционных систем в его нынешнем виде представляет собой классическую олигополию в действии. Конкурентную среду с небольшим числом участников, которая может завершится монополизацией, но чаще всего приводит к идеальной рыночной конкуренции со снижением цен и прочими выгодами для покупателей. Даже Google, которая, вероятно, могла бы чем-то злоупотребить, ведет себя исключительно корректно. Что не мешает всем крупным производителям мобильных телефонов активно рассматривать альтернативы. Покупка LG webOS — последняя новость с этого фронта. Официально заявленная цель — создание операционной системы для телевизоров. Вполне возможно, тем более что функционально телевизор от смартфона отличается только размерами экрана и тем, что у одного это тачскрин, а у другого — нет.

Год огненной лисы: Firefox OS и коллективное подсознательное

Еще одна крупная и влиятельная группа участников мобильного рынка, недовольная существующими операционными системами, — операторы. Они хотели бы быть более активными в области мобильного контента, чего текущая ситуация им не позволяет. Открытая ко всему Firefox OS может быть решением и для них.

То, как позиционируют новую OS, и то, на каком железе ZTE реализовала первые Firefox-смартфоны: дешевый операторский телефон для стран третьего мира. Полная открытость системы позволит операторам кастомизировать смартфоны, привязывать их к собственным магазинам контента и приложений. Осталось продать эти телефоны конечным пользователям. По словам создателей Firefox, на слабом железе операционная система на JavaScript будет работать быстрее, чем приложения под Android. С чего бы? Текущий опыт разработчиков мобильных приложений, например, того же FB, пример обратного движения от универсальных средств разработки к нативному коду. Неспешные, подвисающие приложения — не совсем то, чего хочет современный покупатель даже от операторских телефонов, даже в странах третьего мира. Убедить его в обратном будет непросто, в отличие от CEO, эти люди не ходили в бизнес-школы.

 

1222