В истории с покемонами (о приложении Pokemon GO, стремительно захватывающем мир, можно прочитать тут, тут и тут) больше всего впечатляет звериная серьезность, с которой блогосфера, журналисты и различные эксперты обсуждают в общем-то достаточно пустяковую вещь – новую игру для мобильного.

Ксенофобия к покемонам

И вот уже казаки из Санкт-Петербурга требуют ее полного запрета.  Борец со всем неправославным Дмитрий Энтео, затухающей карьере которого покемоны придали новый импульс, требует запретить играть на кладбищах и в церквях.  Что может быть само по себе и вполне разумно. Однажды я наблюдал блогера на похоронах. Это было до смешного нелепо.  Еще пара охотников за покемонами могли бы сделать ситуацию в тот момент окончательно невыносимой.

Появляются и совсем дикие версии (их традиционно поддерживают профессиональные патриоты из числа депутатов, сенаторов и просто общественных деятелей), упирающие на то, что игра и ее продвижение были задуманы некоей могущественной организацией, жаждущей получить доступ и собирать информацию со всех мобильных устройство в мире. С одной стороны, можно напомнить, что сегодня это и так можно сделать легко и просто, уж не говоря о том, что спецслужбы всегда стремились использовать уже существующие и рутинные возможности для своей работы, а не создавать новые, привлекающие излишнее внимание в том числе и параноиков. А с другой – ну это слишком напоминает сиквел фильма Kingsman, чтобы всерьез обсуждать подобное.

В то же время безопасники из ЦАХАЛ всерьез говорят об ограничениях в местах дислокации армии Израиля, что вполне можно понять. Были подобные (слава богу фейковые) новости и о российских военных.  Хотя по большому счету, если военнослужащие что-то снимают на закрытом объекте, то им, равно как и ответственным за работу с личным составом, пора отправляться дослуживать в Воркуту. Или, как выражаются в смежном ведомстве, должны быть приняты персональные решения об условиях дальнейшего прохождения службы. Но это не проблема покемонов. 

Нет, кто бы спорил, в Pokemon GO есть несколько факторов, выделяющих ее из ряда других продуктов. Здесь и дополненная реальность, и сами персонажи, да и бренд Nintendo крайне уважаем поклонниками игр.

Но дополненная реальность, положа руку на сердце, представлена в девайсах уже несколько лет.  Мы видели игры (тот же Ingress, созданный разработчиками Pokemon GO из Niantic), навигацию для туристов с наложением POI в реальном времени, можно вспомнить и многочисленные примерочные, большинство из которых, правда, существовало лишь в виде концептов. А в Samsung, например, еще пару лет назад сделали приложение, при помощи которого можно «примерить» новый телевизор или холодильник в интерьер квартиры.  Одно же из самых востребованных направлений это автомобильная навигация, где на экран автомобиля выводится маршрут, схема дорожного движения и масса иной полезной информации. Все перечисленное - в той или иной степени дополненная реальность, доступная только одному конкретному человеку, про которого мы могли безо всякой иронии сказать, дескать, он так видит. Но все эти вещи либо не выстрелили, либо не бросаются в глаза столь массово.

Удачно зашли в игру и персонажи из мультсериала, базирующегося на паре игр для Game Boy – очень успешной игровой консоли Nintendo из 90-х. Игры эти - Pokemon Red и Pokemon Blue - в России в отличие от всего остального мира представлены не были, но сериал в нашей стране смотрели весьма и весьма активно. Ну и были еще оффлайновые фишки с покемонами, если кто помнит. В общем, встреча с детством, немного ностальгии и всего такого прочего.

Ну и наконец роль Nintendo, выступившей заказчиком проекта Pokemon GO. Компания только в последний год начала более-менее активно работать на российском рынке, до этого же интерес к ней у нас в стране был уделом в основном энтузиастов. Если же говорить про мировой рынок, то Nintendo – один из крупнейших игроков, выпускающий консоли и игры к ним с 80-х годов. Многие даже не подозревают, что легендарная «Денди», которую продавали в России в начале 90-х гигантскими тиражами, и которая для большинства моих ровесников стала окном в мир видеоигр, это перелицованная Nintendo NES.

В общем, Nintendo на смартфонах ждали. И наконец дождались. И вот мы уже смотрим ролик, как в Центральном парке в Нью-Йорке толпа ищет редкого покемона Vaporeon.

Выглядит пугающе. И сразу же приходят в голову мысли, а что если кто-то захочет собрать толпу в том или ином месте? Для этого ведь достаточно просто сделать так, чтобы там появился редкий покемон?  Какой там Навальный с его Болотной!

А дальше делай с этой толпой что хочешь. Хочешь – Стамбул, а хочешь – Ниццу. Или, что особенно пугает наши власти и патриотов – Киев. 

И ведь только глупцы говорят о том, что за этим будут стоять разработчики приложения. Выводы, что «только могущественным структурам по силам сделать такой массированный пиар игры» делают люди, бесконечно далекие как от интернета, так и от индустрии компьютерных игр. Для реализации подобной задачи достаточно внедрить обученного человека в Niantic (а может быть он уже внедрен и давно сделал backdoor?) или взломать систему и получить к ней внешний доступ. И такие риски безусловно есть. Но они есть всегда.  Взломайте сайт популярного певца, условного Джастина Бибера, опубликуйте информацию о бесплатном концерте на городской площади через час и наслаждайтесь светопреставлением. Значит ли это, что стоит запретить Бибера, поп-музыку или сайты? Или имеет смысл ставить под запрет все, что вызывает хоть какой-то интерес у людей?

Но если задуматься, то простого обывателя пугает не ажиотаж, пугает даже не дополненная реальность, пугает реальность обычная. Нас с вами пугает то, чего мы не понимаем. Пугают люди, которые делают то, чего мы не можем понять или принять. Пугает то, что не укладывается в нашу картину мира и в нашу привычную жизнь.

И конечно пугает то, что едва ли не впервые мир игр так массово соприкоснулся с миром реальным и люди, далекие от мира игр, увидели толпу, делающую что-то, чего они не понимают.  Причем делающую не где-то у себя в смартфоне или на компьютере, а вот прямо сейчас - на улице, в кафе, в магазине или на пресловутом кладбище.

Дико, глупо, неловко. То ли они идиоты, то ли ты сам. Хочется запретить или уничтожить, чтобы все было как раньше. И мы начинаем искать поводы.

 

803