Компании PTC и J’son & Partners Consulting проанализировали текущее состояние российского рынка Интернета вещей, а также доступные технологические платформы Интернета вещей, но уже в мировом масштабе, а не только в России.

По мнению Александра Герасимова, директора направления ИТ и облачных сервисов J’son & Partners, в России нет ни четкого понимания, что такое Интернет вещей, ни объективной информации об использовании соответствующих технологий. Впрочем, это не помешало аналитикам J’son & Partners привести свои данные, свидетельствующие о том, что по итогам 2015 года на долю России приходится 0,3% (чуть более 16 млн) установленных устройств межмашинного взаимодействия (M2M). Такой ничтожно малый показатель может еще уменьшиться, несмотря на прогнозируемый двукратный рост количества подобных устройств к 2018 году. «Нам кажется, что мы бежим быстро, но дело в том, что остальные бегут еще быстрее, — заметил Герасимов, — и если отношение к Интернету вещей в стране не изменится, то через три года доля России составит лишь 0,1%».

Интернет вещей может стать драйвером российской экономики

В исследовании под Интернетом вещей понимались территориально распределенные системы телеметрии и телеуправления. По словам Герасимова, в новой модели интеллектуального управления пулом устройств, которую предлагает Интернет вещей, заложен огромный потенциал модернизации и повышения производительности труда в самых разных отраслях экономики, а это стране сейчас жизненно необходимо.

Но пока, считают в J’son & Partners, проникновение таких систем на российские предприятия идет недопустимо медленно. Одна из причин состоит в том, что существующие системы телеметрии – это в основном закрытые решения, а для широкого распространения Интернета вещей нужны открытые платформы, вокруг которых может складываться экосистема партнеров и разработчиков.

По данным J’son & Partners, в мире разработчиками платформ Интернета вещей являются около сотни крупных и две-три сотни малых компаний, многие из которых – стартапы. Исследователями оценивались только системы, для которых ими были обнаружены публичные кейсы. Всего было проанализировано 111 бизнес-кейсов в 7 отраслях для 11 платформ Интернета вещей. На долю двух систем — PTC ThingWorx и SAP HANA Cloud Platform for IoT – пришлась половина рассмотренных кейсов (25% используют платформу PTC, 24% — SAP). Эти же системы заметно выделяются и по широте развернутого функционала. Третье место досталось Microsoft Azure IoT Suite.

Для PTC, одного из основных мировых поставщиков систем управления жизненным циклом изделия (Product Lifecycle Management, PLM), Интернет вещей – новое, но стратегическое направление бизнеса. Как рассказал Андрей Шолохов, генеральный директор PTC в России и СНГ, компания ThingWorx, разработчик одноименной платформы, была куплена два года назад и сейчас представляет собой относительно обособленное подразделение в составе PTC со штатом более 800 сотрудников.

По словам Шолохова, платформу можно назвать открытой, так как она предоставляет API для разработчиков, и есть даже свой магазин ThingWorx IoT Marketplace для распространения расширений. Среди ключевых возможностей решения PTC – анализ больших массивов данных от устройств с использованием машинного обучения, не требующий особой квалификации от пользователей, а также интеграция с системой дополненной реальности Vuforia, которая может оказаться полезной, например, в обслуживании объектов с подключенными устройствами.

Шолохов привел примеры использования ThingWorx; российских клиентов среди них пока нет, хотя есть европейская компания по прокату велосипедов Smoove, на технологиях которой основана система проката велосипедов в Москве. В продвижении платформы в России PTC рассчитывает на партнеров и намерена расширять их сеть. Несколько пилотных проектов у отечественных заказчиков на базе ThingWorx для мониторинга промышленного оборудования представил на пресс-конференции партнер PTC, компания Revolta Engineering.

 

596